Пресса  
 

Клип Чернуся на песню "ВАВИЛОН"

Всем, кто знаком с творчеством Чернуся, давно известно, что этот артист не плетется в хвосте событий, а предвосхищает их. Не далее как в понедельник 22 июня Министерство юстиции зарегистрировало новую общественную организацию – Московское объединение болельщиков. Под ее крылом в борьбе против терроризма, расизма, шовинизма и экстремизма в молодежной среде должны объединиться фанаты нескольких футбольных клубов, что, по идее организаторов, помимо всего прочего, способствует прекращению их вражды между собой. Фанаты Спартака, ЦСКА, Торпедо, Динамо, Локомотива, футбольного клуба Москва и подмосковного Сатурна отныне будут стоять плечом к плечу.
А не далее как два месяца назад Чернусь записал песню «Вавилон», в которой центральной идеей является как раз идея объединения людей: есть Вавилон человеческого зла, неверия, и он должен быть сокрушен; НО источник мирового зла не следует искать на стороне! Если каждый человек уничтожит в себе по маленькому Вавилончику, то большой Вавилон зла рухнет сам:

Это все гонки про счастье всеобщее,
Тачка, мобильник, халявный звонок.
Если мы грохнем в себе вавилонщину,
Главное чудище сдохнет само.

Получилась такая растаманская жизнеутверждающая песня в стиле регги.
Поскольку Чернусь уже давно является другом футбольного клуба «Локомотив» и посвятил ему немало песен, артист решил осуществить свою давнюю мечту - сделать клип, в котором видеоряд будет на футбольную тему, а слова не о футболе. Ведь футбол любят и смотрят во всем мире, футбол – очень мощная объединяющая сила. Так и вышло. В сотрудничестве с «Локо-Тв» и творческим объединением «С катушек» как раз 22 июня, в день рождения Московского объединения болельщиков, был готов клип на песню Вавалон…
Теперь он только ждет своей премьеры.

Компания Снегири

Дмитрий Чернусь: неделя, день, мгновение.
"ЛЕПЯТ ИЗ МЕНЯ НОСТРАДАМУСА КАКОГО-ТО"

КАКОЕ ИЗ СОБЫТИИ ПРОШЕДШЕЙ НЕДЕЛИ ВАС ЗАТРОНУЛО?
Конечно, события, связанные Анатолием Чубайсом. Меня даже продавщицы упрекали: "Вод вы нас на Чубайса агитировали, а он вот что". Ведь первые мои слушатели - это лобнинские продавщицы и менты-гаишники, друганы мои. Я же аутист, все время забываю документы, они меня останавливают и в качестве штрафа требуют песню новую. Я уже почти достопримечательность в своем районе. И вот я пытался им объяснить, что Чубайс, как бы к нему ни относились, - это скорее благо для России. А мои PR-менеджеры ретивые пытаются связать мои песни с реальными событиями, лепят из меня Нострадамуса какого-то. Вот песня "Москва 04" была написана в феврале 2004 года, там я что, призывал Басаева на Назрань, что ли, идти? Когда я написал песню "Говнорок", а через полгода сняли Михаила Козырева.. ну это как-то глупо сопоставлять. Единственное радостное событие на уровне предсказания - это когда "Локомотив" московский играл невнятно, а тут вдруг перед матчем с "Ростовом" показали на весь стадион наш клип, и случилось так, что "Локо" выиграл 4:0. И после этого я стал почти талисманом "Покомотива" - перед игрой с "Динамо" песню показали, и опять "ЛокомотИВ" выиграл.
Вот это мне было радостно. А то, что после выхода моей песни был совершено покушение на Чубайса, и вот это недоразумение - зачем это сравнивать? Мне лично Чубайс симпатичен. Он мне как-то давным-давно ваучер обещал, но у меня все равно к нему интуитивное доверие.

КАКОЙ ИЗ НЕДАВНИХ ДНЕЙ ВАМ ЗАПОМНИЛСЯ?
Безусловно, первый публичный концерт. Я даже удивился - всего один раз слова забыл. Потом концертную версию посмотрел - остался доволен, в ноты попал вроде. И песню про Чубайса сыграли в политкорректном варианте - у меня же есть еще матерный вариант, он был написан очень давно. На самом деле это был пока единственный концерт. До этого мы только записывались. А тут всего с трех репетиций сыграли полновесный концерт.

КАКОЕ МГНОВЕНИЕ ВАМ ХОТЕЛОСЬ БЫ ОСТАНОВИТЬ?
Когда мы запели "Говнорок", и я увидел, как люди в зале тоже запели и заплясали. Когда мы зарядили регги-джем в бандитской песне. Я понял, что ради этого стоит все это делать. Люди просто сходили с ума, Есть мгновения любви невероятной. Но это уже мое, личное. А я же стал фигурой публичной. Поэтому сейчас такое мгновение - это 100 человек, которых я заряжаю. И я понимаю, что я могу и 100, и 200, и 300 человек подчинить, и больше. Какой-то магнетизм я ощутил, от себя исходящий.

"Экспресс Реакция", июнь 2005г.

"ЧЕРНУСЬ" - "ОН"

'Снегири'/'Ш2'. Релиз диска состоялся в мае.
Предсказуемость тутошнего шоу-бизнеса уже граничит с тупорылостью. Если, к примеру, на радио есть формат и программируемый эфир, то даже конец света не заставит станцию отказаться от этих правил. Свет действительно на днях кончился - в половине Москвы и большей части Подмосковья 25 мая отрубилось все электричество. Самой упоминаемой в новостях и разговорах мгновенно стала фамилия одного рыжего политического деятеля. Но почти никто не вспомнил о том, что неделей раньше музыкант Дмитрий Чернусь выпустил на лейбле 'Ш2' свой второй альбом, пятым треком в котором значится песенка с незамысловатым припевом 'Во всем виноват Чубайс'. Если бы люди, отвечающие за эфиры, были чуть менее запрограммированными, это произведение стало бы хитом недели. Но ни на радио, ни на сегодняшнем ТВ (вот Парфенов вряд ли бы прошел мимо такого сюжета), на даже среди current music в ЖЖ - нигде эта песня не профигурировала. Плохо, блин, быть малоизвестным и к тому же неформатным музыкантом - даже когда проявляешь себя пророком или удачно высказываешься на злобу дня, фиг кому нужно твое самовыражение. Впрочем, весомый шаг к признанию себя культовой фигурой Чернусь в день 'блэкаута' сделал: в необесточенном офисе InterMedia песня 'Во всем виноват Чубайс' 25 мая прозвучала не менее двадцати раз - в промежутках между выпусками угрюмых теленовостей. В композиции перечисляются основные претензии пенсионеров к 'рыжему чорту' (так называет Анатолия Борисовича моя бабушка), но настолько вычурно интеллигентским слогом ('он вышел на тракт с кистенем, аки тать, отнять у старух гробовые, он, точно обозный каптер-маркитант, сусеки отчизны повыел'), что становится ясно, что автор всего лишь пародирует эту всенародную ненависть.
Не менее убедительно Чернусь высказывается по другим актуальным вопросам современности. В альбоме 'Он' практически отсутствуют щемящие истории любви, каковые присутствовали на предыдущем диске 'Она'. Никакой 'Лолитой с проспекта Мира' здесь и не пахнет, а лирические композиции типа 'Моря', где наряду с Чернусем солирует Елена Никитаева, включены в пластинку будто бы специально для того, чтобы подчеркнуть неприятность вокала Дмитрия. Впрочем, здесь он и не претендует на лавры лирика. Гораздо лучше у Чернуся получается облачать сводки политических новостей в прихотливые стихотворные строки - и этому искусству тембр голоса не помеха. А вопрос о том, кому вообще подобное творчество нужно, был снят с повестки дня после 'конца электричества'. Альбому Чернуся мы говорим однозначное да: прекрасно, что едкие и талантливые оппозиционеры обитают не только в журналах с небольшими тиражами, но и здесь, совсем рядом с аполитичным и зажравшимся шоу-бизнесом. Приятной неожиданностью для многих станет скрытый трек с остроумной сатирой на партайгеноссе Якеменко: 'А кто не с нами, тот фашист и калоед с трухой лимоновской в дырявой голове... 'Наши', 'Идущие вместе', сосущие вместе из титьки одной, 'Наши', 'Идущие вместе', гребущие вместе деньгу за деньгой'. Кроме того, Чернусь ничуть не стесняется придумывать леденящие душу сюжеты о любви чекиста с Лубянки и шахидки, устроившей теракт на 'Рижской', и обстебывать последними словами екатеринбургский говнорок: 'Если ты по-русски сложишь пару-тройку букв, если ты освоишь Джона Леннона очки, то тебя продюсеры немедленно найдет, знать, тебе козЫрные достались землячки' (прозрачный, но несколько запоздалый намек на Козырева). Не обошлось и без новой песни про футбольный 'Локомотив' 'Los Dimas': на сей раз Чернусь ловко рифмует многочисленных 'локомотивских' Дмитриев (и себя не забывает). В общем, в обойме 'Снегирей' появился артист, очередных альбомов которого люди будут ждать не ради музыки, а ради текстов, заменяющих ликвидированные как класс аналитические телепрограммы.

31 мая 2005, Алексей Мажаев, InterMedia

ЧЕРНУСЬ. ОН. Ш2

Альбом "Он" - логическое продолжение пластинки Дмитрия Чернуся "Она" и, по словам самого музыканта, является "более гитарным, более акустическим", чем предыдущая работа. Команда Чернуся несколько расширилась: помимо старого соратника Дмитрия Казанцева и его коллеги по блюзовой группе "Dr.Nick" Дмитрия Честных, в работе над новым материалом приняли участие афромосквичи Поль Йомбуно и Боли Кан, вокалистка Елена Никитаева и другие, не менее достойные персонажи. "Мужская" часть дилогии Чернуся, как и женская, не лишена эксцентричности, например, очень занятна кавер-версия песни Аркадия Северного "С одесского кичмана", - помесь кабацкого шансона и франкоязычного речетатива в исполнении Поля Йомбуно. Чернусь по-прежнему делает ставку на блюз-рок и полуакустические баллады, в чем-то, действительно, более камерные, чем прежде, в то время как его тексты все больше приобретают характер иронических манифестов. В этом плане особенно выделяется песня "Говнорок", в которой Дмитрий отвешивает ернические реверансы "Нашествию", "Крыльям" и уральскому року; "Vox Populi" посвящена социальной паранойе на тему отдельных личностей ("Во всем виноват Чубайс"), а в песне "Bonnie and Clyde", наполненной кантри-вестерновыми интонациями, развенчиваются всевозможные формы гангстерской романтики. Главный хит альбома, без всяких сомнений, "Любовь на Лубянке", - незабываемая история любви "лохотронщицы" и сотрудника ФСБ.
В общем, Чернусь не теряет формы и снова готов радовать своих поклонников несколько неуклюжими, но забавными строчками. Всем тем, кому альбом "Она" пришелся по вкусу, "Он" необходим, для комплекта - удовольствие гарантировано.

Сергей Севостьянов

НЕРАВНОДУШНЫЙ ОБЫВАТЕЛЬ

В какой-то момент мне стало казаться, что сегодняшняя интеллигенция, погрязнув в
самоедстве, болезненной рефлексии и личных проблемах, забыла, в какой стране мы живем, в какое время, что творится вокруг. Почему, например, наши рокмузыканты, в 80-е так мощно выражавшие свою гражданскую и творческую позицию, ныне не пишут о Чечне, о терактах, о проблемах, которые буквально раздирают нашу страну и касаются, между прочим, каждого? Может быть, поэтому настоящим откровением для меня стала пластинка "Она" Дмитрия Чернуся - поэта, переводчика, музыканта, настоящего рок-н-рольщика. Человека, имеющего свою собственную жизненную, творческую и гражданскую позицию. И дело не только в том, что в текстах Чернуся содержится честный, хоть и субъективный (а какой же может быть еще?) отчет о нашем времени с упоминанием Чечни, Назрани, "Курска". Это лишь одна грань. Другая же касается собственно искусства: со вкусом сыгранные блюзы и реггей; замечательные стихи с многочисленными "отсылками" к любимым фильмам, книгам, музыкантам. Порой это просто затейливая игра образами видавшего виды московского интеллигента.
Было удивительно, что человек, написавший самый революционный гимн этого сезона - "Леннон, Марли, Че Гевара", скромно называет себя "обывателем". Всем бы быть такими "обывателями"! Хотя не всем, соглашусь, дана возможность провести детство на даче Пастернака.

О ДЕТСТВЕ
- Тут несколько запутанная история (улыбается). Родился я в Таллинне. Потом мы приехали в Москву, где мама впоследствии вышла замуж за сына Ольги Ивинской, последней возлюбленной Бориса Пастернака. Я ее называю гражданской вдовой Пастернака. Так мы оказались на знаменитой даче в Луговой, где в разное время гостили Высоцкий, актеры театра На Таганке, Эдуард Лимонов, давал подпольные концерты Галич. Для меня это были, прежде всего, близкие люди, друзья дома, а не какие-то "Великие Таланты". Это были блистательные люди. У них был уникальный стиль общения, сегодня утраченный напрочь. Такое изысканное ерничанье, постоянное словесное фехтование. На нашей даче бывал экс-чемпион мира по шахматам Борис Спасский. Я тогда этого не понимал, помню, как-то шахматы привез и говорю: "Дяденька, а давайте с вами сыграем". Он отвечает: "Ты знаешь, я-то в некотором-роде хоть и бывший, но чемпион мира". А я уже сделал ход, и он сделал ход. Но после этих слов я поставил коня назад и предложил ему ничью. И он ее великодушно принял....

О ПОЛИТИКЕ
- Что касается песни "Москва 04"... Дело был так. Мы сидели с моим товарищем, смотрели по телевизору передачу Савика Шустера "Свобода слова". Это было в конце января этого года. Как раз, когда взрыв был, теракт. А перед этим мы говорили о том, что "Битлз", например, когда им не хватало текстов для песен, просто читали последние новости. И вот мой приятель спрашивает; "А тебе слабо?" - "Ну, говорю, почему?" И тут я вижу на экране, как выходят люди к микрофону и говорят: "Да наши власти не ездят в метро, они отдыхают на Лазурном Берегу, они не знают наших проблем, их дети учатся за границей. Вот когда у них в Барвихе что-нибудь взорвут, вот тогда они, может, задумаются". И все - я тут же взял эту фразу в песню. То, о чем люди говорят вокруг меня, я переплавляю в тексты. Может быть, когда-то я буду писать только о любви, чистой и незамутненной, но пока меня волнует другое. Покажите мне человека, который был бы за войну в Чечне! Речь идет о том, какие способы окончания этой войны предлагаются. Кто-то предлагает сделать "хенде хох", капитулировать, сложить знамена, отдать нефтепровод, выплатить контрибуцию и уйти, оставив на разграбление чеченским кланам весь бизнес и все остальное. Или есть противоположные радикальные версии - всех "заколбасить" там без разбору, а потом уйти. Но здесь нужен нулевой вариант. Как во всех этих корсиканских, сицилийских кланах. Идет кровная месть, но однажды встречаются двое и говорят: все, с этого дня точка. Кто-то говорит: "Вот сейчас выстрел за мной - все, я свой выстрел отменяю". Когда кто-то так скажет, тогда все это и закончится.

О СВОБОДЕ СЛОВА
- Я уверен в том, что имею право высказать через песни свое отношение к тому, что творится в стране. Почему нет? Я как избиратель имею право задать вопрос господину Путину. Я за него голосовал, я - избиратель, налогоплательщик. Если утрировать, человек может придти в конгресс и набить морду своему депутату или кинуть в него яйцом и сказать: "Что ж ты делаешь-то!". Придти в любой момент и ударить кулаком по столу. Думаю, был бы жив Галич, он писал бы сейчас похожие песни. Сейчас ведь время шариковых и швондеров. Но оно, к счастью, мне кажется, кончается. Сейчас у нас нормальный гонконговский вариант. Кто принял новые условия игры, того амнистировали и дали возможность развиваться. Нормальное государство строится. Ослабла удавка, петля вот этих всех властишек мелких. Путин остановил войну кланов, когда были, с одной стороны, Рома Абрамович, с другой - всякие тамбовские, солнцевские и прочие группировки. Путин внес какой-то статус-кво.

О "ПРЕЛЕСТНОМ БРЕЖНЕВСКОМ ВРЕМЕНИ"
- Вы знаете, все эти россказни о "кровавости" советского режима - это, по-моему, от лукавого. Я, например, жил в весьма комфортное, прелестное брежневское время. У интеллигенции был с государством некий пакт о ненападении. Наш Литинститут был островком свободомыслия. Могли говорить что угодно, и никого никуда не тащили. Нам разрешалось читать и "Архипелаг ГУЛАГ", и многое, что было под запретом. Мы спокойно хипповали, носили любые волосы, и никого это не волновало. Я, к примеру, был пижоном. Ходил в модных остроносых ботинках на высоком каблуке, под Джона Траволту стригся. Тогда весь факультет был наводнен по-своему модными людьми.

О ПЕНИИ
- Честно говоря, я не собирался петь. Но вот так получилось: меня пинком выгнали, сказали "давай". Можно, конечно, писать и писать в стол, можно книжку издать, но песня
все же более живая, она звучит. Я многих певцов приглашал петь мои песни, но так получалось, что песни настолько авторские, что кроме меня их никто исполнить не мог. Некому интонировать правильно. Я вообще считаю, что хуже меня поет в этой стране только один человек - Дибров. Но я хоть в ноты попадаю и пою все с одного дубля. А музыку у нас делают в основном Дима Казанцев, гитарист, и басист Дима Честных, потрясающие профессиональные музыканты.

О СЛАВЕ
- У меня хорошее здоровое тщеславие. Я не верю во все эти башни из слоновой кости, когда каждый себя мнит гением, говоря: "Мне не нужны ни деньги, ни слава". Все хотят денег и славы! Все зависит от того, где в этой фразе стоят знаки препинания и что на каком месте. Если мне выбирать между славой без денег и деньгами без славы, я, конечно, выберу славу. Мне приятно, когда покупают мою пластинку. Мне приятно, когда в городе Лобня, где я живу, у меня за парковку не берут, потому что там слушают мои песни... Мне кажется, мы все же приходим к такому периоду, когда что-то хорошее в литературе, музыке становится востребованным и рано или поздно будет оценено по достоинству.

8.09.2004, Владимир Преображенский, газета "МОСКВА, центр"

ПИТЬ СИДЯ ЗА СТОЛОМ

Чернусь. «Она». «Снегири рекордз»
Дебют -- полку в жанре «альтернативный шансон» (Хоронько-оркестр, Карл Хламкин, Гурджа Бурджули, прочие) прибыло. Впрочем, на самом деле это вечный такой бард-рок, именуемый почему-то русским. То есть чтение стихов под музыку. Ощущения после первой песни: один живо интересующийся всем инопланетянин наслушался русского рока и сделал ремикс, но не на конкретную песню, а как бы на весь жанр, на коллективный образ -- по мотивам всех этих макаревичей, бэгэ, шевчуков и чижей. После пятой решаешь, что автор просто пошутил и сознательно так, по-постмодернистски, застебал наше все. После седьмой понимаешь, что нет, все-таки человек наш и у него на русский рок серьезные планы. После восьмой -- что русский рок мертв, тысячу раз, и скучнее ничего на свете не было. После девятой -- что все-таки жив. После одиннадцатой -- что так и надо Ксении Собчак, сама виновата. После тринадцатой только повторяешь: «Леннон, Марли, Че Гевара!» Вот и я говорю: хрен его поймешь, этот русский-рок-бард-шансон. Ставь по новой, наливай и немедленно выпей.

Андрей АРХАНГЕЛЬСКИЙ, журнал "ОГОНЕК", №34 за 2004г.

ПОЧЕМУ ЖЕ УМОЛКЛИ ПЕСНИ ПРОТЕСТА?

Начинающийся музыкальный сезон мало отличается от предыдущего. Смотреть, как различные бизнес-кланы делят между собой отечественный музыкальный рынок, уже даже не тошно - скучно. Престижным стало среди ведущих телеканалов и радиостанций соорудить свою премию, состряпать свой фестиваль, подмяв под себя какого-нибудь спонсора-Буратинку, чья марка пива будет красоваться на заднике сцены, многочисленных футболочках-бейсболочках и буклетиках (а он-то, дойная корова, наивно полагает, что он здесь главный). Как вы думаете, каким образом происходит отбор участников? То-то. Логика проста: посмотрите, дескать, кто сегодня лучший из лучших, все ведь ребята "наши" (простите за невольный намек). На зависть конкурентам. Но конкуренты не расстраиваются - у них есть свои "лучшие", свои премии и номинации. За кулисами всего этого стоят контракты, обязательства, симпатии (или степени родства). Ну и, конечно, зеленый рубль - как основной двигатель прогресса. Не случайно красочную свадьбу влиятельного продюсера Иосифа Пригожина и многострадальной многодетной матери Валерии журналисты одного московского издания метко окрестили союзом "шоу и бизнеса". Звукозаписывающие лейблы "повязаны" с продюсерами, продюсеры - с гендиректорами радиостанций и так далее. В общем, все это напоминает политику детской площадки: артисту нужно знать, в какую песочницу садиться, с кем и против кого дружить и в какой совочек играть.
Еще некоторое время назад в кругу музыкальных журналистов довольно часто слышались всхлипы о том, что, дескать, сколько на сцене у нас людей-то случайных!
Появление популярных шоу-комбайнов типа "Фабрики звезд" и "Народного артиста" "убрало" все эти разговоры за ненадобностью. Сработано цинично и профессионально. Очень распространенная ситуация: пиар-агенты с увлечением начинают рассказывать тебе про очередную сверхновую эстрадную звезду, петь песни о том, что такого на нашей сцене не было, что это сенсация сезона и проч. Но проходят месяц-два, и тот же агент произносит имя артиста уже с полным равнодушием. "Что так?" - интересуюсь. "А мы с ним больше не работаем", - следует лаконичный ответ.
Посему беру на себя смелость утверждать: о наиболее интересных, по-настоящему оригинальных и самобытных артистах, появившихся за последние, скажем, 5-7 лет, практически ничего и не известно. Невольно вспоминается гребенщиковское: "Но о главном не пишут газеты и о главном молчит телеграф". Почему? Да потому, что эти люди, видя сложившуюся ситуацию, предпочитают обитать в своих "песочницах", чему активно способствуют усилия все тех же корпораций шоу-бизнеса, поделивших сферы влияния на рынке и подведомственных им масс-медиа. С одним из таких людей мне хотелось бы сегодня вас познакомить.
В начале лета попала ко мне замечательная пластиночка. Стоило только прослушать сам материал, чтобы понять - это едва ли не самое интересное из русского рока, что я слушал за последнее время. Итак, Дмитрий Чернусь, музыкант, переводчик, повидавший виды московский интеллигент "старой закалки", в прошлом - арт-директор первого московского клуба Sехton. И именно с ним я решил продолжить начатый выше разговор.

- Ваша дебютная пластинка "Она" сильно отличается от того, что ныне играется и записывается. Это абсолютный, как сейчас принято говорить, "неформат".
- Мы играем вечнозеленую музыку 60-70-х, которая вне времени, вне моды. Я вообще считаю, что шоу-бизнес этот наш гнилой вообще скоро развалится, потому что Интернет его убьет. Интернету ведь не принесешь взятку, Интернету не закажешь и не прикажешь. Там критерий один: скачали или не скачали музыку. Вот Катю Лель, думаю, качать никто за веб-деньги не будет. А вот другую музыку, даже абсолютно без рекламы, качают, и еще как. И, в общем, когда произойдет окончательно всеобщая интернетизация, все эти кланы рухнут. Поэтому я сижу спокойно, никуда не лезу, ни в какие игры не играю.

- Тексты ваших песен звучат очень злободневно, остросоциально.
- Я как акын - что вижу, то пою. Я не против чего-то. Кто-то сформулировал, что моя песня "Леннон, Марли, Че Гевара" - это антиглобалистский гимн. Да нет, я нормально отношусь к капитализму. Но я против буржуйства, против вот этого хамства самдовольного, "быдлистского". Я четыре года живу под Лобней, среди нормальных, вменяемых людей. И вижу, как постепенно возвращаются к людям нормальные человеческие проявления. Ведь нельзя путать "совкизм" и "советскость"...

- В чем разница?
- "Совкизм" - это тупость, это быдлизм, подлость, а "советскость" - это особая система нормальных взаимоотношений, когда можно было пятерку перехватить до получки, всегда прийти к друзьям и знать, что тебя накормят. Дух коллективизма какой-то. Я с удовольствием наблюдаю, как это возвращается к людям. Четыре года назад, когда я только в Лобне поселился, там стрельба была, это ж был бандитский город. Стрельба по вечерам была такая, как на 23 февраля салют! А сейчас тихо. Сама профессия бандита стала непрестижной в этой стране.

- А как же неимоверный успех всяких фильмов и сериалов вроде "Бригады", "Бумера" и "Бандитского Петербурга"?
- Это все отрыжка, судорожные остатки всего этого. Просто люди, которые вынуждены были играть по этим правилам, все давно стали вполне нормальными, вменяемыми гражданами. У кого-то автосервис, у кого-то баня, у кого-то магазинчик. Была ведь экономическая гражданская война в стране. И почему я лояльно и хорошо отношусь к президенту Путину и считаю, что это благо для России? Потому что он остановил эту войну, когда были, с одной стороны, Рома Абрамович, с другой - всякие тамбовские, солнцевские и прочие группировки. Путин внес какой-то статус-кво.

- Но, судя по вашим песням - взять, например, "Москву 04", - у вас довольно резкая позиция по отношению ко всему, что происходит в стране, в том числе и к нынешней власти.
- Что касается песни "Москва 04", было так. Мы сидели с моим товарищем, смотрели по телевизору передачу Савика Шустера "Свобода слова". Это было в конце января этого года. Как раз когда взрывы были, теракт. А мы с товарищем говорили о том, что "Битлз", например, когда им не хватало текстов для песен, просто читали последние новости. И он спрашивает: "А тебе слабо?" - "Ну, говорю, почему? " А уже к тому времени мелодия давно вертелась в голове. И тут я вижу на экране, как выходят люди к микрофону и говорят: "Да они не ездят на метро, они отдыхают на Лазурном Берегу, они не знают наших проблем, их дети учатся за границей. Вот когда у них в Барвихе что-нибудь взорвут, вот тогда они, может, задумаются". Вышла такая тетка, гневом пышущая. И все - я тут же взял эту фразу в песню. То, о чем люди говорят вокруг меня, я переплавляю в тексты. Может быть, когда-то я буду писать о любви только чистой и незамутненной, но'пока меня волнует вот это, и волнует людей вокруг меня. И меня это вдохновляет. У нас очень своеобразный, кстати говоря, народ. Ко мне сосед приходит, когда выпьет, говорит, поставь "Лолиту" (песня с дебютного альбома Д. Чернуся. - Ред.), поставь "Лед Зеппелин" - "Лестницу в небо". Крестьянский такой человек...

- И слушает "Лед Зеппелин"?
- Да. Когда один. По одному у нас все слушают "Лед Зеппелин". Но когда они вместе собираются, скажем, на шашлыки, на пьянку, у них, конечно, Верка Сердючка, Михаил Круг и все в таком духе...

- Почему отечественные рок-музыканты, которые в 80-х пели очень злободневные песни, сейчас как-то потеряли этот мировоззренческий нерв?
- Когда все запрещено, было гораздо легче прославиться. Кто громче крикнет "Коммунисты - козлы!", тот и в дамки прошел. А вы попробуйте творить, когда все разрешено!

26.08.2004, Владимир Преображенский, газета "РОССИЯ"

"ЧЕРНУСЬ" - "ОНА"

'Снегири'/'Ш2'. Релиз диска состоялся в июле.
Последние несколько лет эту нишу в нашей музыке в одиночестве занимала группа 'Високосный год'. Лениво-расслабленные, неброские, но вместе с тем умные песни Ильи Калинникова пользовались спросом даже несмотря на то, что группа демонстративно отказывается делать телодвижения, необходимые для успешного существования в шоу-бизнесе. Альбом у 'ВГ' только один, а песни, в принципе, похожи друг на друга. Но, поскольку конкурентов у необардов нет, группа Калинникова вела довольно успешное существование - во всяком случае, редкие новые композиции исправно попадали в радиоэфир.
Однако ситуация может измениться благодаря деятельности 'псевдошансонного' подлейбла 'Снегирей' 'Ш2'. Наигравшись в 'интеллигентные' пародии на блатные песни, издатель (на радость думающему слушателю) обратил свои взоры на так называемый текстовый рок или бардовскую музыку да на новый лад. Это когда в произведении главенствуют слово и сюжет, а музыка представляет собой ненавязчивую компиляцию из обрывков знакомых мелодий и жанров, пользующихся традиционным почетом в интеллектуальных кругах, - блюзов, регги, ретро-рока.
Аккомпанемент сводится к тихой, сдержанной, но весьма профессиональной акустике, а вокал становится нарочито слабым местом, подчеркивающим некоммерческую суть продукта. Таков альбом новобранца 'Ш2' Дмитрия Чернуся, который поет то как обленившийся Шевчук, то как Дюша Романов или Алексей Хвостенко. Хрипловатый и, чего уж там, лишенный приятности голос не отвлекает от крайне содержательных текстов. Исполнитель и издатель не обольщаются относительно медийных перспектив этих песен: они изначально предназначались не для радио и ТВ, а для индивидуального прослушивания умными людьми - поэтому могли не оглядываться на требования политкорректности. (Возможно, таким же станет русский рок, когда окончательно осознает, что проиграл поединок с 'Фабрикой звезд'. Когда не надо будет подстраиваться под форматы и адаптировать каждую строчку к требованиям телеэфира, из рокеров опять попрет самовыражение - и жанр опять обретет творческую состоятельность.)
В альбоме 'Она' ощутимы множественные влияния, но большинство из них - правильные. 'Незатейливый блюз' по построению напоминает 'Уездный город N' Майка Науменко - в сюжете фигурируют Дэвид Боуи и Марк Болан. Приятны мелодия и текст 'Лолиты', а вступление в духе пугачевских 'Трех счастливых дней' добавляет треку пикантности. Две самые раздолбайские по тексту песни выдержаны в стилистике регги - 'Течет река Вобля' и 'Проводы'. 'Ромео и Джульетта' напоминают заторможенного Юрия Шевчука, а 'Занусси' - дворово-блатную музыку того пошиба, который так любят стилизовать 'Запрещенные барабанщики'. Самой резкой и провокационной стала композиция 'Москва 04': 'На Москве зашебуршали шаги - то ли оборотень, то ли шахид', 'но допляшутся ужо наверху, докумекает народ, ху из ху, и похлопает в ладоши: 'Зер гут', когда что-нибудь в Барвихе взорвут' - Чернусь прямиком метит в запрещенные артисты, так что покупайте альбом, пока он не изъят из легальной продажи. Две песни посвящены футбольной команде 'Локомотив' - довольно странная акция, которая, впрочем, лишний раз подтверждает независимость проекта от общепринятых правил: что меня волнует, о том и пою - а если это найдет отражение еще в чьих-то головах, то так тому и быть.

3 августа 2004, Алексей Мажаев, InterMedia

ЧЕРНУСЬ - "ОНА"

Дмитрий Чернусь - человек уникальный. За свою достаточно долгую жизнь он трудился поэтом, переводчиком, ресторанным менеджером, рок-продюсером, создавал клуб "Секстон" и издавал (впервые в СССР!) песни "Роллингов". А потом неожиданно запел сам, сколотив одну из самых самобытных московских команд современности. В "Оркестр апокрифического блюза", как они сами себя называют, вошли настоящие мастодонты жанра - Дима Казанцев, Витя Анисимов и Дима "Ветеран" Честных, а в записи принимал участие самый разнообразный продвинутый музыкальный народ, от лоснящихся африканских фолкеров до утонченных романсеро и подмосковных этно-панков. В итоге на дебютном альбоме получилась удивительная прозрачная смесь классического американского r-n-b 60-х и русской бардовской традиции (не путать с унылым КСП), щедро приправленная рэгги, фанком, шансоном и еще чем-то, названия которому пока не придумали. Это как если бы Дилан встретил Галича и они отправились бы к Волошину пить коллекционный портвейн, а на огонек к ним заглянули бы Питер Тош с Боланом. На плотной и по-хорошему ровной пластинке трудно выделить особняком стоящие хиты, но пронзительная "Лолита" и финальная эпическая "Леннон, Марли, Че Гевара" законно претендуют на звание альтернативных гимнов сезона.

12.08.2004, Александр Кутинов, газета "Вечерний клуб"

 
Связаться с веб-мастером